Тихая охота

Я брожу по осеннему лесу
На душе благодать и покой,
Шелестит чуть слышную мессу
В поднебесье шатер золотой.

Палых листьев и хвои ковер
Под ногами  упруго податлив
И тропинки кривой пробор,
И по ней я шагаю – счастлив.

Я сегодня не вооружен:
Без ружьишка и без снастей,
Но трофеями окружен,
Что попрятались не без затей.

Кто приподнял иголок пучок,
Кто прикрылся листком осины,
Ну а эти- гнилой пенек
Облепили у павшей лесины.

Поминаньем ушедшего лета
Толстоногий и переспелый,
Нежным солнцем осенним пригретый
Из под хвои поднялся Белый.

Унимая радости дрожь,
Переламываясь в пояснице,
Достаю отточенный нож
И срезаю у самой грибницы.

Цепким глазом прощупал вокруг
Самобранку лесного стола,
Но второй оказался вдруг
У подножья гиганта ствола.

Часовым в карауле застыл
Под коричневой круглой каской,
Тут его я, красавца, добыл,
Полезай в кузовок, будь ласков.

Красным факелом плодородия,
Как на страже храма Астарте,
Фаллос-гриб, «его благородие»,
Подосиновик замер на старте.

И не время ему, а старается,
Привлекая к себе внимание,
Только высунотость карается,
Несмотря на все обаяние.

Ты охотника бросил в шок
И дразнился совсем напрасно,
Вот и срезан под корешок
И лежишь среди белых – красный.

Только в лес я пошел не за вами,
Отходящими, толстопятыми,
А совсем за другими грибами,
За осенним даром – опятами.

Потому что  прошли дожди
А сегодня тепло и ясно,
Подожди, чуть- чуть, подожди
И поймешь, что пришел не напрасно.

Хрустко ломится старый сушняк
Облепляет лицо паутина.
Миновал пустой березняк,
Дальше, дальше грибная путина.

Пробираюсь вперед не спеша,
Будто скрадываю глухаря,
И томится надеждой душа,
Что пошел на охоту не зря.

Неожиданно, как и бывает,
Так, что дрожь пробирает до пят,
Старый лес для меня открывает
Фантастический мир опят.

Круглоглавы , крепки и упруги
Бело-желтенькие в веснушках,
То сбиваются в тесные круги,
То бегут по стволам –гнилушкам.

Скрипят под ножом сладостно
Плотные и пахучие
И жить на земле радостно,
И даже верится в лучшее.

Сентябрь 2008. Р. Эйдлин.